Статьи

26.03.2007

Ловля блох в Пекине

Журнал «Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования», март 2007

В декабре в Москве в очередной раз успешно прошел артпроект «Блошиный рынок». Участие в нем и навеяло желание рассказать о пекинском блошином рынке Панцзиюань.

Панцзиюань

Это, наверное, самый известный рынок в Пекине. Работает он с раннего утра по субботам и воскресеньям. Уже при подходе к нему вас встречает толпа продавцов (вероятно, из Синьцзяна) «тигровых» и «леопардовых» шкур и подвесок из «настоящего синьцзянского нефрита». Сколько за них просят – не знаю, поскольку не приценивался. Думаю, что они предлагают на самом деле гораздо более дорогой мех – мексиканский тушкан. В литературе это уже было описано, и повторять путь Эллочки-людоедки не хотелось. Зато на самом рынке прямо на асфальте на тряпочках, газетках и просто так разложены все сокровища, которые может предложить трудолюбивый ремесленник, и рассчитанные на любой вкус. Мечи периода «Борющихся царств» - хочешь, прямо в земле (вчера выкопал, друг, купи, дешево), хочешь, в красивой коробочке, якобы отреставрированные. Рядом монеты того же времени – зеленые, черные, блестящие – любые. Нефритовые круги и подвески, стекло, кость – все «олда», «чипа».

За мной долго шел продавец и уговаривал за 800 юаней купить старинный ритуальный предмет неолитической культуры Хуншань – «дракон с головой свиньи». Для чего служил – неизвестно (в этом случае археологи всегда назначают предмет ритуальным), где они увидели там дракона и свинью – непонятно. Но вещь увесистая. Мои слова, что мне это не нужно, в расчет не принимались. Чтобы отделаться, я сказал, что дам 50 юаней. Возмущенный продавец отстал, но через двести метров догнал меня со словами, что раз мы такие друзья теперь, то отдаст и за 50. Отказать близкому другу было неловко. И я стал счастливым обладателем двухкилограммового булыжника. Правда, настоящий нефритовый «дракон с головой свиньи» был продан на аукционе за 200 000 долларов. Но это не тот случай. Возникает и такой вопрос – за большой обработанный камень с отверстиями, пазами, желобками и т.п., да еще и состаренный, я заплатил около 6 долларов, сколько же получил тот, кто его сделал?

Среди прочих чудес продают лапы тигров и медведей. Правда, если присмотреться, то видно, что когти выточены из коровьего рога. Но если не присматриваться, выглядят замечательно. Очень привлекательны скелеты мелких динозавров в красивых коробках, с картинками, подтверждающими их подлинность (собраны из костей мелкого рогатого скота и птичьих). Видел череп пещерного медведя, даже не полностью расчищенный – аутентичность гарантируется. Клыки впечатляют, но коренные зубы – коровьи. Если не давать череп гостям в руки, можно показывать издали и гордиться. Если не уметь различать зубы хищников и жвачных, тоже можно гордиться, причем искренне.

Но вот ведь проблема: подобные «раритеты» категорически запрещены к вывозу. И китайские таможенники не шутят – в тюрьму посадят мигом. Сумеешь ли ты доказать, что вещь поддельная? А если нет? Это касается и всего остального. Все вещи старше ста лет из Китая вывозу не подлежат. Для дорогих вещей, купленных на аукционах, получают специальные разрешения (вещи, которые не разрешат вывезти, отмечают в каталогах звездочкой). В антикварных магазинах есть вещи, помеченные красной сургучной печатью – их можно вывозить. Но стоят они столько, что можно и не вывозить.

Однако вернемся на рынок. Продавцы прежде всего потрясают экзотикой – они знают, что нравится иностранцам. Полный доспех тибетского воина, арбалеты, луки (выглядят внушительно, но стрелять не стоит), мечи, изукрашенные до невозможности и навроде старых - всего этого не перечесть. А какие наряды – груды «серебряных» женских головных уборов и украшений, халаты расшитые золотом так, что они не гнутся, крохотные женские туфельки (обычай бинтовать женщинам из состоятельных семей ноги, чтобы они были как можно меньше, исчез не так и давно).

Что же касается «археологии», то с радостью отмечаю, что мастера внимательно следят за открытиями ученых. Вскоре после открытия того или иного памятника «знатокам» уже предлагают аналогичные вещи. Продавцы – тонкие психологи. Когда говоришь, что вещь не старая, а хотелось бы посмотреть что-нибудь настоящее, продавец, одобрительно кивая и говоря что-то о твоем тонком вкусе, достает из-за спины другую вещь, тоже новую. Услышав, что это не то, что ты имел в виду, хвалит еще сильнее, поминая высокую образованность, долго роется в сумке или сундуке, достает нечто, завернутое в старую газету (вариант – в шелковой коробке), и дрожащими от восхищения руками протягивает тебе… точно такой же новодел. Правда, и не особенно расстраивается, когда не может тебя убедить в ценности предлагаемого раритета. Ведь через двести лет вещи будет как минимум двести один год, и тогда его потомок продаст ее твоему потомку, если, конечно, не удастся сбагрить ее раньше.

Искусство изготовления подделок в Китае насчитывает много сотен лет, и мастерство их велико. Средневековые поддельщики измельчали обломки древних сосудов и вводили их в расплав, чтобы даже в изломе новый сосуд выглядел как старый. Так что надеяться но то, что вы с первого взгляда отличите настоящий предмет от хорошо выполненной копии, можно, но не стоит. Это вовсе не значит, что настоящих предметов там нет. Я видел старика лет семидесяти (или девяноста – кто отличит?), который сидел перед грудой керамики и внимательно рассматривал вещи в лупу. Значит, что-то там бывает! Кроме того, если вас устраивает возраст вещей 50-70 лет, то этого добра там хватает. Правда, вещи периода культурной революции тоже подделывают уже вовсю (или копируют, как вам больше нравится).

Вещи

Половину рынка занимают вещи, которые не делают вид, что они старые. Прекрасная современная керамика, текстиль, камень. Очень привлекательны куски окаменелого дерева, кристаллы (часть сделана из стекла) и другая геология. Не знаю, можно ли вывозить природные памятники, но полюбоваться, точно, можно. Целые ряды завешаны живописными и каллиграфическими свитками. Стоит купить один, как продавец показывает другой – еще красивее. За ним следует третий. Купив пять свитков, я убежал оттуда, зажмурившись – другого способа остановиться не придумал. 

Часа в два торговцы начинают сворачивать свои манатки и увозить их – кто на тележках, кто на велосипедах. Видел печального старичка, который вез на велосипеде с прицепленной тележкой огромную бедренную кость – кажется, ископаемого носорога. У нас не в каждом музее такое есть.

Кроме «наземных» продавцов, есть еще и лавочки - в них вещи более помпезные, но менее интересные. Впрочем, не во всех. Например, в одной лавочке торговали только домиками для сверчков, сделанными из тыкв-горлянок. Сверчок живет около 100 дней, что не мешает хозяевам привязываться к ним, в холодное время года носить домик на груди, согревая сверчка своим теплом и наслаждаясь его стрекотом. Лавочки закрываются позже, так что их стоит осматривать в конце похода (если сил хватит).

Хочу дать несколько советов.

Если какая-то вещь кажется вам старой, пройдитесь по рынку и посмотрите – нет ли еще таких. Как правило, новоделы поступают сериями. Впрочем, если вещь на рынке одна – это не значит, что она настоящая. Мой знакомый в субботу купил некий предмет, причем продавец клялся, что вещь старая, редкая, больше ни у кого нет. В воскресенье он продавал опять точно такую же вещь, а на укоризны приятеля сказал, что случайно еще одна вещь была у его родственницы. Но уж больше не найти. Уверен, что еще с десяток он по родственникам бы нашел (если они сами делают).

Внимательно рассматривайте вещи. Камень может оказаться стеклом, кость – пластмассой.

Торгуйтесь, пока не надоест. Решительно уходите, если не сошлись в цене. Либо продавец вас догонит и согласится, либо вы вернетесь и продолжите это увлекательное занятие. При этом вокруг вас сразу образуется толпа, с интересом следящая за вашими попытками объясниться. Ключевое слово продавца: «чипа» - «дешево» (от английского «cheep»). Ваше:«тайгуйла» - «слишком дорого» (от китайского «тайгуйла»). Уже через несколько секунд продавец объяснит вам, что продает так дешево, поскольку вы друзья. Согласитесь, не часто удается подружиться так быстро. Как бы дешево вы ни купили вещь, можете быть уверены, что можно было купить еще дешевле хоть на юань. Как бы ни горевал продавец, уверяя, что на этой сделке он потерпел убыток – не верьте. В убыток никто не продает. Даже вновь обретенным друзьям. Впрочем, иногда цена бывает так невысока, что и торговаться неловко. Но чаще – всё-такинаоборот.

Помните о законе о вывозе. В отличие от египетского таможенника, зажмуривающегося при виде некоей купюры, китайский наденет на вас наручники.

А вообще, как говорилось в анекдоте: сходите, полỳчите удовольствие!